Людмила Салахетдинова: «Главное — любите детей»

Для встречи с начальником правового управления областного Совета депутатов Людмилой Салахетдиновой было сразу несколько поводов. Во-первых, исполнилось 20 лет с тех пор, как она возглавила это подразделение, и следовало бы подвести итоги за немалый период. Во-вторых, Людмилу Николаевну наградили медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», тем самым высоко оценив ее труд.

Наша собеседница разрабатывала уникальные для своего времени правовые механизмы, законы Липецкой области, положения которых позднее были востребованы на общероссийском уровне. Среди них — правовой документ о роспуске горсовета Ельца в 2005 году (в связи с его бездействием и нарушением конституционных прав ельчан на местное самоуправление, закон о мониторинге областного законодательства). Правовой КВН, в котором состязаются студенты и школьники, Общественный совет при парламенте Липецкой области, тематические кинопоказы и форумы — тоже детища Людмилы Салахетдиновой.

Самая животрепещущая, на наш взгляд, проблема, которой занимается Людмила Николаевна — жестокое обращение с детьми. В свое время она защитила кандидатскую диссертацию по этой теме. Приложением к ней был проект модельного закона «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних субъектами Российской Федерации». О том, что наш облсовет вышел с законодательной инициативой в Государственную Думу, предложив ввести понятие «жестокое обращение с детьми», «ЛГ» уже писала. Сейчас нам представилась возможность поговорить с идейным вдохновителем законопроекта.

Защитить от насилия

— Людмила Николаевна, жестокое обращение с детьми — непростая и неоднозначная проблема. Не секрет, что многие опасаются излишнего вмешательства государства в личную и семейную жизнь. С другой стороны — раз за разом всплывают страшные истории издевательств над малышами со стороны самых близких людей. Каждый раз, когда происходит трагедия, появляется иная реакция — в обществе возмущаются, почему о насилии над ребенком многие знали, но молчали? Отсюда вытекает ряд вопросов. Как уйти от этих парадоксов? Как обезопасить детей и при этом исключить разнообразные спекуляции на этой теме? Какую роль в этом должен сыграть закон?

— Считаю, что поправку, которую мы предлагаем, следовало бы принять давно. Ведь самое страшное, когда детям причиняют страдания те, кто первыми должны защищать и оберегать их от бед — самые близкие и родные для них люди. Проблема семейного насилия возникла не вчера, она существует столько, сколько существует человечество. Однако надеяться, что ее решит какой-то универсальный закон — это утопия. За дело необходимо браться сообща, всем миром. Уже то, что эта тема постоянно обсуждается обществом, дает результаты. К примеру, если в 2015 году в регионе было расследовано 11 уголовных дел из-за жестокого обращения с детьми, то в прошлом — всего четыре. Вот скажите, могла ли раньше появиться в Интернете видеозапись, на которой разъяренный отец тащит ребенка по Соборной площади? Меняется мировоззрение людей. Шквал возмущений, который вызвал видеоролик, подтверждает мои слова.

Жестокое обращение с детьми — это нанесение психического и физического вреда здоровью ребенка. Такой термин мы предлагаем ввести в употребление. В российском законодательстве отсутствует понятие жестокого обращения, хотя уголовная ответственность за подобное поведение существует. Этот парадокс стал очевиден еще в 2016 году на заседании Общественного совета при региональном парламенте. В обсуждении этой проблемы приняли участие самые авторитетные юристы нашего региона. В ходе состоявшегося разговора участники разошлись во мнениях, что именно следует считать жестоким обращением, а что можно отнести к воспитательным мерам. Члены Общественного совета пришли к выводу, что мы не можем дать четкого определения, какие поступки считать насилием.

Юридическое определение жестокого обращения поставит точку в споре о квалификации действий нерадивых родителей и трактовке уголовной статьи. Вред здоровью — вполне конкретное понятие, его в состоянии зафиксировать уполномоченные органы. Побои либо есть, либо нет, домыслы здесь неуместны.

— Известны случаи, когда эта тема используется в качестве аргумента в дрязгах разного толка. Угрожают друг другу звездные супруги, когда делят детей, соседи заявляют об агрессии в семьях, в которых родители экспрессивно общаются с детьми. Как по-вашему, можно ли отличить побои от безобидных шлепков, а скандалы — от эмоционального стиля общения?

— Вопрос «Как отличить родительский шлепок от семейного насилия?» задали на форуме «Вместе ради детей» известному ученому-педагогу. Ответ вначале меня удивил: «Дети очень четко различают наказание за «дело» от обычной агрессии. И когда с ними поступают справедливо, они реагируют вполне адекватно». При этом важно оставаться реалистами. Я понимаю, когда пугают детей ремнем, если те разыгрались или категорически отказываются, к примеру, надеть кофточку в холодную погоду. Однако я против воплощения угроз в жизнь, тем более, в жестокой форме. Если говорить об эмоциях, складывается впечатление, что общество подзабыло об известном факте: малыши в силу развития не способны отвечать за свои действия, именно на плечи родителей ложится задача контролировать детей. Только делать это следует цивилизованно.

Помогут психологи

— Как вы относитесь к выражению «Родители не машины, у них тоже может быть и дурное настроение, и стресс»? Наверное, мамам лучше помочь психологически, а не наказывать их?

— В области есть возможность оказания такой помощи в центре «Семья», который расположен на улице Ушинского, 28 (тел. 28-45-44, 28-45-46). Это государственное учреждение, где психолог безвозмездно помогает людям разобраться с эмоциональными всплесками. Затронутую в нашем разговоре проблему в настоящее время обсуждают и на государственном уровне, в том числе детские омбудсмены. Мы часто видим, в каком удрученном состоянии находится та или иная мама. Стресс, страх за ребенка, переутомление выводят женщину из равновесия. И хорошо, если в момент срыва рядом окажется неравнодушный человек, который остановит занесенную над малышом руку, подскажет, как справиться с бедами, а то и просто посидит с малышом. Это замечание касается каждого из нас. Кроме того, в соцсетях, которыми пользуется большинство молодых мам, стоило бы больше распространять информации о том, как справиться со стрессом. Еще мне нравится идея социальной няни. Многодетным и малообеспеченным семьям такая услуга просто необходима. Знаю и о другом опыте, когда мамы объединяются и по очереди сидят с малышами, высвобождая время для других дел. Таких форм помощи и взаимопомощи должно быть больше. В свою очередь каждый ребенок может получить поддержку, обратившись по единому детскому телефону доверия: 8 800 2000 122.

— В свое время по стране прокатились скандалы, связанные с ювенальной юстицией, когда ребенка изымали из семьи буквально из-за того, что не было апельсинов в холодильнике. Не случится ли так, что обратившаяся за помощью семья в итоге получит проблемы?

— Ювенальная юстиция в понимании обывателей почему-то связывается именно с репрессивными мерами, с изъятием детей из семьи, лишением родительских прав. На самом деле это не так. Ювенальная юстиция существует давно — она была и в царской России, и в советские времена. И всегда подразумевала более внимательный подход к семье с детьми, к трудным подросткам из-за особенностей их возраста. В настоящее время мы уходим от этого термина и чаще используем понятие дружественного отправления правосудия в отношении подростков. Оно включает в себя целый комплекс мер педагогического, медицинского, социального, психологического, судебного характера. Все они направлены на защиту прав и интересов ребенка, на его всестороннее развитие, на сохранение семьи. Поэтому слова «ювенальная юстиция» не должны никого пугать. При этом следует понимать, что ошибки низкоквалифицированных или недобросовестных сотрудников происходят в любой сфере жизни. Поэтому в каждом конкретном случае необходимо разбираться.

Немало надежд на работу с трудными подростками возлагается на общественных воспитателей. Соответствующий закон Липецкая область приняла одной из первых, активное участие в его разработке принял председатель регионального парламента Павел Путилин. Наш опыт, кстати, рекомендован к применению по всей стране.

Как правило, общественные воспитатели — это неравнодушные люди, состоявшиеся в жизни, которые могут в лучшую сторону повлиять на подростка. Не единичны случаи, когда ими становятся депутаты, сотрудники правоохранительных органов, системы профилактики правонарушений несовершеннолетних. Часто в этой роли выступают представители духовенства. Они опекают неблагополучные семьи, особенно заметна их роль в исправлении пьющих родителей. Причем в тех ситуациях, когда государственные структуры в исправлении ребенка оказались бессильны.

В большинстве же случаев следует просто быть более гибкими в отношении детей. Кого-то, чтобы он смог найти достойное применение своим силам, следует отправить заниматься спортом, чем-то увлечь, а со многими достаточно просто поговорить по душам. Главное — любить детей и заниматься с ними, не бросая их на произвол судьбы.


Справка «ЛГ»


Десять лет назад при участии Людмилы Салахетдиновой в регионе приняли закон о профилактике детской безнадзорности. Один из главных результатов действия закона — с помощью общих усилий в области в несколько раз сократилось число судимостей среди подростков и в два раза уменьшилось количество родителей, лишенных родительских прав.

Лариса Пустовалова
20.09.2018, 09:14